23 февраля тульские туристы отправились в лыжный поход в Архангельскую область. Читайте их впечатления и завидуя, собирайтесь в походы.
23 февраля тульские туристы отправляются в лыжный поход в Архангельскую область.
В состав группы войдут как опытные туристы, та и новички.
Маршрут: г. Плисецк – Кенозеро – г. Каргополь.
Руководитель похода Артем Моисеев, тел.8.9066212099

Зимой к мировому водоразделу

Так уж сложилась русская жизнь, что хранителем ее древней культуры стал Русский Север. Легендарная земля Кенозерья в Архангельской области – один из последних островков нетронутой древней Руси, ее исконного русского жизненного уклада, культуры и традиций.
Кенозерье с часовнями, «святыми» рощами, задумчивыми озерами, скрипом уключин, белыми ночами, дорогами в бесконечных лесах, ведущими к монастырям и пустыням; поклонные кресты на «росстанях» вот, что нужно увидеть городскому человеку.
Летом там тульские туристы бывали неоднократно. Но вот зимой. Прокладывать лыжню в глубоком снегу в сильные морозы. Ночевать в палатке. Это в первый раз!
Идеолог этого похода – известный тульский турист Паша Бахарев.
Руководителем стал Артем Моисеев – чемпион России в классе пешеходных походов.
Кенозерский национальный парк прекрасен всегда. Тем не менее, интересно было пройти здесь зимой, когда в лесах и на озерах безлюдно. Зима в этих местах продолжается полгода. Снежный покров глубокий. Мы начали свой маршрут, в самые сильные за эту зиму, морозы.
Утром 23 февраля уехали из Тулы. Ночью приехали на станцию Плесецкая, находящуюся несколько южнее Архангельска и вблизи космодрома Плесецк.
Кенозеро. Рысь.
24 февраля. День первый
В 8 часов утра 24 февраля уже стартовали в деревне Вершинино, расположенной на северном берегу Кенозера.
Мороз за -20°. Накануне в вагоне температура была +30 градусов.
Над озером стоит туман. В тумане видны вешки установленные на льду вдоль следа снегохода. Уже хорошо – тропить не надо.
Мерзнут ноги, руки, лицо. Но через два перехода солнце поднимается над горизонтом и теплеет, тем более, что мы идем к солнцу, которое начинает растапливать иней на шапках, воротниках. У Лены ломаются крепления. 15 минут ремонтируем.
На западном берегу озера, на возвышенных местах стоят огромные кресты и маленькие часовни. Таким образом, в старину помечали различные места, имевшие какое-то особенное значение. Кресты ставили на места закладки церкви или часовни, там, где сгорела церковь или часовня или монастырь, где кто-то был убит молнией или внезапно без покаяния умер; где случилось чудесное видение или чудодейственное прозрение, исцеление, спасение.
Через 3 часа хода в сторону южной части озера, по льду между живописными островами, справа на высоком берегу видим очередную часовню. В 100 метрах от часовни стоит одинокая изба. Поднимаясь к часовне, вдруг видим, как от дома бежит в домашних тапочках женщина, зовет нас. Снимаем лыжи, заходим в дом. В доме тепло, трещат дрова в печи. Светло. Большие окна глядят на озеро. На стенах прекрасные фотокарточки. Среди видов озера весной, летом и осенью, несколько фотографий собак и кошек. Спрашиваем, есть ли у них кошка или собака?
— Были. Волки неделю назад съели. Совсем обнаглели. Ночью из дома не выйдешь! Вот смотрите – «памятник».
В 10 метрах перед окном виден в снегу заледеневший труп собаки.
Хозяйка, муж которой уехал на санях в деревню за 10 километров, давно наблюдала за нашим передвижением по озеру. Думала, что идут «истребители волков»
В доме нас угостили чаем с вареньем из морошки, спиртом с клюквой и щами.
Далее предполагалось в течение двух дней пересечь лесной массив до следующего озера.
Через 40 минут тропежки (глубина тропления лыжни ГТЛ-30 см), когда прошли менее километра, стало понятно, что такими темпами мы далеко не уйдем.
Через прибрежную чащобу проломились к озеру. Продолжаем путь на юг по льду реки Порженка, впадающую в Кенозеро. Порженка – река с быстрым течением. Здесь много промоин, перекатов. Местами река образует глубокие каньоны.
Вечереет. Заметно похолодало. Становимся на ночлег. Ребята обустраивают лагерь.
Чтобы завтра было легче, иду тропить лыжню. Договариваемся о контрольном сроке – через час, до наступления темноты, я должен возвратиться. Налегке, без тяжелого рюкзака, тропить гораздо легче, лыжи не так глубоко проваливаются. Решаю пройти как можно дальше. За ночь снег замерзнет, и не надо будет тратить силы на тропление. Прошло почти полчаса, когда я подошел к развилке реки. Река двумя незамерзающими рукавами сливалась через перекат. По высоким берегам сплошной стеной стоял кустарник, подняться туда по крутому склону я не рискнул. Попытался пройти вдоль закраины по тонкому льду, но лыжи провалились. Пришлось выйти на прочный лед, снять лыжи. Достал нож, чтобы счистить намерзший на лыжи лед. Неожиданно в тишину наползающей ночи вкрался непривычный звук, это не был скрип лыж. Я поднял голову, посмотрел наверх, на лес. Никого не было видно. Но мне показалось, что кто-то на меня смотрит. Я опять взялся за очистку лыж. Шорох повторился, и, как показалось, ближе. Сомнений не было, только голодный зверь может подкрадываться в эти сумерки в это глухое зимнее время. Страх, холодной волной покатился по спине, кажется, что даже волосы поднялись от ужаса. Выставив к склону лыжи, другой рукой стиснул нож и вдруг в лесной глуши громко зазвонил сотовый телефон. Звонок был такой неожиданный, громкий и резкий, что я вздрогнул. Вверху, в кустах затрещали кусты, и какой то зверь, преследуемый звонком фирмы «Нокия», бросился в наступающую темноту. Эхо долины далеко разносило трель звонка. Это Артем Моисеев, сообщал, что ужин уже готов, что пора возвращаться.
Быстро счистив лед с лыж, добежал я до лагеря
Сушняка в лесу много и поэтому большой костер быстро разгорается.
Бросаем в костер бревна, укладываемся на ночлег в нашу маленькую летнюю палатку.
К Порженскому погосту. Волки.
25 февраля. День второй.
Под утро просыпаемся от холода. Со стенок, с потолка палатки на нас сыпется иней. Спальники в инее, шапки в инее. Потом мы узнаем, что в эту ночь было 32 градуса мороза.
Ждем в спальниках рассвета, чтобы разжечь костер и согреться. Газ в зажигалках замерз. Костер давно погас. Выручают спички. Опять, как и вечером, разжигаем большой костер. Разогреваем замерзшие ботинки, без чего их не одеть.
Дальнейший путь идет по реке. По замерзшей за ночь, лыжне быстро доходим до переката. Взбираемся на высокий берег. У самого обрыва ясно отпечатались крупные следы рыси. Вот видны ее большие прыжки, уводящие в гору, в густой ельник.
Облезем по прибрежным зарослям перекаты, быстро идем по льду. Лед как бы висит над пустотой, местами во льду лунки. Туда ведут следы выдры.
Много заячьих следов. Вот по реке идет след росомахи. В красивом каньоне останавливаемся на обед. Тихо. Солнышко пригревает. Так приятно и комфортно.
К вечеру, выходим на озеро Большое. Пересекаем озеро в южном направлении к, показанному на карте, Порженскому Погосту. Здесь отмечены две деревни. Возле домов подняли стайку белых куропаток. От деревни остались несколько домов, и лишь один имеет стекла и дверь. К вечеру опять сильно похолодало, и, поэтому решили переночевать в доме. Правда, в нем не теплее, но зато не придется страдать от инея.
В сумерках с холма со стороны Погоста доносится вой волка. Ему вскоре вторит волк с другого берега озера. Им подвывают волки с верховьев реки. Вой ближе, ближе.
Бросаем в костер бревна, петарду. После хлопка петарды вой на время стихает. Затем все начинается сначала. В полной темноте нам кажется, что на льду, передвигаются волки, видны их светящиеся глаза.
Перед рассветом выхожу на улицу. Полная луна освещает все вокруг холодным светом. Кроме нашего домика на десятки километров нет другого жилья. Тишина холодная, заснеженная, лунная тишина. Без какого-нибудь звука эту тишину можно и не почувствовать.
Через тайгу.
26 февраля. День третий.
Утром, тепло – 15 градусов. Идем смотреть Порженский Погост. Сюда не добраться на автомобиле или лодке, негде сесть самолету. Сюда можно добраться только пешком летом, или зимой на лыжах.
Здесь находится один из самых труднодоступных, но, вместе с тем, один из самых замечательных и притягательных памятников деревянной архитектуры Русского Севера. Можно сказать, что здесь остановилось время. Здесь среди торжественного безмолвия на вершине холма Порженский погост. За деревянной рубленой оградой в окружении могучих елей и лиственниц «святой» рощи, которые словно оберегают и заслоняют от невзгод, времени, ветров стоят колокольня и деревянная церковь, с редкой для кенозерья клинчатой кровлей.
Ни один след не ведет к церкви. Снимаем лыжи, и пробираясь через глубокий снег, входим через калитку на территорию погоста. В церкви висят старинные иконы (еще не украли), несколько современных икон. Надписи на стенах. У алтаря лежат пожертвования. Оставляем деньги и мы.
Взбираемся на колокольню. Отсюда на протяжении многих километров видна тайга и озера, где с незапамятных времен жили люди. Чистые снега вокруг. Голубое небо. Зеленая тайга. Где-то там проляжет наш дальнейший путь.
Сверкают кристаллы снега около лыжни, воздух пронизан блестками ледяных игл, совершающих свою пляску в тихий солнечный морозный день. Вокруг северная тишина и безмолвие. Тишина звенящая.
Прокладываем лыжню по старой лесной дороге. Сырые мрачные ельники, веселые солнечные сосняки, могучие старые осины, покрытые лишайниками. Лес кажется бесконечным. Но вот и деревня Думино. Вернее, сначала видим могучие сосны «святой» рощи. Поражает безмолвие. Поля, давно не возделанные, зарастают лесом. Странно сознавать, что почти семьсот лет назад люди отвоевывали здесь каждый кусочек пахотной земли у леса. И вот скоро, эти труды вскоре пропадут совсем.
Деревня Думино расположена на высоком холме в окружении трех озер. Несколько нежилых домов остаются молчаливыми свидетелями некогда большой деревни.
Далее по следу снегохода пересекаем озеро. На льду то там, то сям лежат доски. Здесь осенью провалился под лед снегоход. Через несколько километров выходим на большое озеро Масельгское. На северном берегу расположен кордон Кенозерского национального парка. Дело к вечеру, надо становиться на ночлег. Из домика выходит человек и приглашает зайти. Здесь дежурит сегодня Алексей Александрович Боголепов – инспектор Думинского участка национального парка.
В доме тепло. Есть нары на четверых. Остаемся на ночлег. Алексей – интересный рассказчик. Побывал во всех уголках национального парка. Летом водит туристов отсюда на Кенозеро. Посоветовал сделать радиальный выход на водяную мельницу, единственную в области.

По мировому водоразделу.

27 февраля. День четвертый.
Окрестности деревни Масельга (нежилая) очень живописны. Она находится на одном из самых высоких холмов между двумя озерами. Рядом с заброшенными домами расположился летний лагерь экологов.
Наш путь на запад к Хижгоре. Тропим лыжню по водоразделу, и через 1,5 километра вверху видим маковку церкви. Сняв лыжи, по крутому залесенному склону, по пояс в снегу поднимаемся на столообразную верхушку Хижгоры. И вот уже за кронами деревьев видны рубленые стены и чешуйчатые маковки церкви преподобного Александра Свирского. Поставлена она в 1871 году по тем самым технологиям, которые использовались и 200 и 300 лет назад. Дверь церкви на замке. Похоже, что в эту зиму мы первыми проложили сюда следы. Алексей Боголепов говорил, что раньше с колокольни были видны 33 озера. Теперь вокруг церкви выросли большие деревья, скрывающую купола. Поскольку колокольня была на замке, нам не удалось насладиться красотами, открывающимися сверху. На церкви табличка «Памятник архитектуры. Охраняется государством» Ниже еще одна табличка: «Люди русские не пишите на стенах!!»
А еще ниже: Здесь были Мишины и Захаровы из Москвы».
«Ваня, Коля и Лена из Архангельска» и так далее, и тому подобное.
Прокладываем лыжню по водораздельным холмам по сосновому лесу. Справа озера собирают воду в Атлантический океан, слева озера собирают воду, текущую в Северный Ледовитый океан.
Каждые 3…4 километра стоят избы и навесы национального парка. Невдалеке от домиков стоят туалеты. Рядом с домиками стоят окрашенные в желтый цвет, деревянные ящики для мусора. На берегах озер устроены уютные причалы. Летом здесь проходит хорошая тропа, и всегда можно спрятаться от непогоды.
Могу заметить, что по благоустройству, чистоте, наличию мест для отдыха Кенозерский национальный парк далеко превосходит такие национальные парки как «Югыд-Ва», Кавказский, Алтайский, Байкальский, Югра.
Стоит комфортная погода. Тихо. Солнечно. Около 10 градусов мороза. Без рюкзаков идется легко.
Проходим низину между озерами. На пути лежит полоса поваленных, вывороченных с корнями, могучих деревьев. Диаметр выскорей достигает 5 метров. Среди корней блестят на солнце красные и черные камешки. Выковыриваем на память. Это место мы назвали «Долина привидений»
Из Лувсозера вытекает ручей Кулгомручей. Вначале узкий, он расширяется в рукотворную запруду. На правом, высоком берегу видны новые дома. Путь к ним ведет через плотину. Ниже плотины большое (по местным меркам) здание мельницы. Поднимаемся на правый берег к большому дому и у южной стены на солнцепеке устраиваемся на обед. Тепло. Безветренно. Снизу слышен шум падающей воды. Струи кристально чистой воды уносятся вдаль в чащу леса к Балтийскому морю.
Летом здесь все изменится. Заработает мельница. Получится мука и толокно. Будут блины. Многочисленные туристы огласят голосами это глухое место.
Мельница, как говорил, Богомолов, достроена. Осталось только ее запустить. Двери мельницы на замке. Но очень хочется посмотреть, как же устроена старинная водяная мельница.
Сбоку, у основания видны узкие вентиляционные отверстия. Наши габариты позволяют проникнуть внутрь. Внутри пахнет свежесрубленным деревом. Стоит мешок с пшеницей.
На возвышении поставлен могучий жернов, несколько ниже расположены ступы для приготовления толокна. Деревянные детали выполнены изящно. В конструкциях совсем отсутствуют гвозди. Все выполнено на шипах.
Наш путь обратно по гряде, которая носит название Масальгская. Это не что иное, как древняя ледниковая морена. Это узкая гряда, местами не более 100 метров – водораздел двух океанов. Вода из озера Вильно течет глухими речками в Кенозеро, и далее в Белое море. А из озера Масельгское в Балтийское море.
Последнюю часть пути проходим по озеру. Издалека видим у кордона фигура Алексея. Нас ждут. Нас встречают.
Вечером долгие чаепития при свете керосиновой лампы. Рассказы Алексея можно слушать бесконечно. Посетите Кенозерский национальный парк летом. Навестите Алексея Александровича Боголепова.

На Лекшмозеро к Ивану Баталову.

28 февраля. День пятый. Весна!
Прощаемся с гостеприимным хозяином. Далее к Лекшмозеру ведет дорога. Дорога расчищена, но следов автомобилей не видно. Можно идти коньковым шагом, но на «бескидах» да еще с рюкзаком, возможен только классический ход. Быстро приходим в деревню Лекшмозеро, расположенную на северном берегу озера.
В деревне расположен Визит-центр Парка. Покупаем сувениры и книги. С холма открывается чудесный вид на озеро. Но из-за небольшого снегопада южный берег не виден. Едва просматривается восточный берег, тот к которому лежит наш путь. Площадь озера 60 квадратных километров. На нем, в отличие от Кенозера, совсем нет островов.
Берем азимут на деревню Орлово, что расположено в 9 километрах южнее. Встречный ветер с небольшой метелью, «скрашивают» однообразный путь. Вначале идем по следу снегохода, проложенного рыбаками к лункам, где стоят их сети. Через 2 часа вдали, на восточном берегу вырисовываются дома. Поскольку деревня заброшена, мечтаем переночевать в пустом доме. В этой деревне много хороших домов. Некоторые двери на замке. Значит, у них есть хозяева. Видимо приезжают летом. В других домах, двери просто прикрыты. Чувствуется, что здесь годами никто не был.
Володя Рубцов увидел у леса небольшой домик, над которым струился дымок. Это оказался единственный обитаемый домик из трех деревень, составлявших когда-то большой населенный пункт.
Иван Баталов, хозяин, приехавший на рыбалку из Петрозаводска – уроженец этих мест.
Пригласил переночевать у него. Он очень обрадовался. Две недели он никого не видел. Разговаривал только с рыбами. Ставит сети. Угостил нас ухой из налима. Жарким из налима. Достал шампанское, водку, вино и прочие вкусные вещи. Но, ведь у нас спортивный режим. 20 граммов спирта под уху – наша норма.
Отсюда Иван уходил в армию. Здесь была школа-десятилетка, больница, клуб, тысячи голов скота, десятки тракторов и комбайнов. Вечерами на улицах звенели песни молодежи. Местные мужики раскорчевали десятки тысяч гектаров леса. Сеяли пшеницу, овес, лен.
Сейчас поля заросли лесом, болота поглотили кладбища, церковь сгорела.
Один Иван Баталов, пенсионер Советской Армии зимует здесь. С его уходом умрет и деревня.
.

По следу рыси.


1 марта. День шестой. Весна!
Утром нас никак не хотел отпускать Иван. Ну, никак!
Но нам скоро на работу. Попрощались. Долго на высоко берегу стояла одинокая фигура.
Берем азимут на верхушку ели, виднеющуюся за низким южным берегом озера. Ель, по рассказу Ивана растет на месте бывшего монастыря. Как и многие другие здешние монастыри, он сгорел.
По озеру тропить снег неглубоко, снег несколько уплотнен ветрами. Но, поднявшись в лес, темп ходьбы сразу замедлился. К большому поклонному кресту, воздвигнутому над фундаментом сгоревшей церкви, всего 1,5 км. Шли почти час, поочередно меняясь при троплении. Снег рыхлый, глубокий.
По карте отыскали заброшенную дорогу, ведущую на юг через большой лесной Массив. Не вздумайте проехать по ней летом на автомобиле. На дороге много поваленных деревьев. Почти 2 километра мы шли по следу крупной рыси. Следы ушли в глухой ельник. Только ближе вечеру вышли на автодорогу Каргополь-Пудож. Это старинный Пудожский тракт. Мы, кляня бесчисленные повороты, подъёмы и спуски, не сразу осознаем, что идем по настоящему памятнику истории освоения этих мест. Славяне, бежавшие от монголов в ХIII веке от монгольских полчищ, заселяли пустынный край этих лесов и болот, старались использовать водные пути. Но проходили столетия, деревни разрастались, появлялась необходимость поездок на ярмарки, в города, паломничество в монастыри. Конные тропы прокладывались по сухим местам – по грядам между болотами. Скорость передвижения на лыжах сразу увеличилась до 5 км/час. Артем на своем пластике лихо съезжал с горок. Но, с самой высокой горки, ему обломилось. Только он собрался разогнаться, а навстречу ему снизу дорожная машина, подсыпающая песок на подъем. Мы-то успели проскочить.
В темноте пришли в деревню Дудкинская. Здесь уже есть электричество. Издалека видны огоньки в окнах.
Наш руководитель, Артем Моисеев, быстро нашел ночлег в теплом доме. На этот раз мы были под крышей у молодой женщины с двумя детьми. Ночевали на полу кухни. Жара страшная. Как в Африке летом.
Каргополь .
2 марта. День седьмой!
Утром идем на осмотр местной старинной церкви. Она в стадии реконструкции. Реставраторы из Архангельска споро разбирают древние бревенчатые стены.
-«Восемнадцатый век» — говорят они. В качестве сувениров нам выдергивают из стены кованые гвозди XVIII века.
Здесь мы прощаемся с Парком. Еще раз вспомним об увиденных часовнях, монастырях, прозрачных реках, обширных озерах, дремучих сказочных лесах, ночном волчьем вое, приветливых людях, живущих здесь.

Исполнители:
Владимир Рубцов – чемпион СССР в классе лыжных арктических походов
Артем Моисеев – чемпион России в классе пешеходных походов
Лена Снытина – «Барс Алтая» за восхождения на самые сложные вершины Алтая
Александр Миллер – турист-лыжник первогодок
Снаряжение для похода.
Палатка трехместная.
Лыжи: Бескиды 1967 года
Бескиды 1982 года,
Пластиковые туристские лыжи
Солдатские лыжи.
Крепления полужесткие.
Четыре термоса по 0,8…1,0 литр.
Топор, пила.
Набор котлов. Тросик для котлов.
Светодиодные фонари.
Спальные мешки обычные, летние, только у Моисеева был на -10.
Смета похода: 2700 рублей на 9 дней. (с учетом дороги и питания)

А. Миллер, tayfun@tula.net
Фото А.Моисеева и Е.Снытиной
В статье использованы материалы путеводителя Кенозерского национального парка.

Рубрики: События

Похожие записи


События

В РЖД названы возможные инвесторы строительства магистрали «Евразия»

РФПИ, Фонд шелкового пути, Банк БРИКС, ЕАБР и российско-китайский фонд могут быть привлечены к финансированию создания высокоскоростной железнодорожной магистрали (ВСМ) «Евразия», поясняется из презентации РЖД . Протяженность грузопассажирской ВСМ от Пекина через Москву до Берлина, которая соединит железные дороги Китая и Европы Подробнее…

События

Телеканал Life сообщил операторам о своем закрытии …

Кабельные и спутниковые операторы получили письма с уведомлением о закрытии телеканала Life в России. На данный момент оповещения получили «НТВ-Плюс», Национальная спутниковая компания (НСК, бренд «Триколор ТВ»). Резидент НСК сообщил, что по договору между операторами Подробнее…

События

В России могут появиться паспорта и права с микросхемами

В России изучается возможность внедрения внутренних паспортов и водительских удостоверений, содержащих микросхему с биометрическими данными и электронной подписью владельца. Об этом рассказал глава Гознака Аркадий Трачук на встрече с премьер-министром России Дмитрием Медведевым. «Начиная с Подробнее…